Срочно! Мишарин едет на Уралвагонзавод. Раскрывать тайны

10.11.2011

Якунин, Чемезов, Осинцев, Винниченко, Ветлужких откровенно рассказали «URA.Ru» о ситуации на заводе. Сиенко от комментария отказался



В пятницу новый свердловский губернатор Александр Мишарин покажет себя в деле: попробует разобраться с главной промышленной бедой области – Уралвагонзаводом. Контролирующие организации запутались в показателях предприятия – это секретное производство, и администрации легко делать вид, что все спокойно. Хотя Нижний Тагил знает – УВЗ в сложнейшем положении. На прошлой неделе тысячи рабочих разошлись по домам, а сколько вернулось к станкам сейчас? Мишарин, обещавший «URA.Ru» разобраться в этом, слово держит, и помимо основных участников пригласил в Тагил замминистра регионального развития Юрия Осинцева – куратора моногородов. За считанные дни до встречи наше агентство узнало у Сиенко, Якунина, Чемезова, Винниченко, Ветлужских, Осинцева, что же они видят на УВЗ.


 
Олег Сиенко, гендиректор Уралвагонзавода:


 
- Можно у вас поинтересоваться ситуацией на заводе? Объясните, в конце-концов, что у вас на УВЗ происходит?


 
- «URA.Ru»? Я вообще с вашей организацией никаких дел иметь не хочу.


 
- Ну и не надо, нам про вас все Якунин с Чемезовым рассказали («URA.Ru» пишет об УВЗ постоянно, а появление на заводе Олега Сиенко дает сотни прекрасных информационных поводов. Чего стоило только объявление замом гендиректора УВЗ Дубровского на антикризисной комиссии правительства Свердловской области о готовности уволить 25 тыс. человек, отказы предоставлять информацию о численности персонала и т.д.. Впоследствии Дубровский от своих слов (а есть стенограмма) отказался, завод стал еще более закрытым, настолько закрытым, что информация об отправленных по домам тысячах рабочих УВЗ просачивается в прессу случайным образом. На фоне всего этого нам - журналистам - стало еще интереснее узнать правду о самом большом в мире машиностроительном предприятии. Не хочет комментировать гендиректор – будут комментировать другие вольные или невольные участники тяжелейшей ситуации).


Владимир Якунин, президент Российских железных дорог: «УВЗ мне не нужен. Абсолютно».


 
- Что происходит с УВЗ?


 
- А вы задайте этот вопрос руководству завода.


 
- Задаем. Не отвечает. Вы же были главным заказчиком продукции УВЗ. И на Урале будущее завода связывают ровно с вами, во всяком случае, все ждут, когда вы разместите заказ на этом предприятии и это позволит ему выплыть.


 
- Я, во-первых, не главный заказчик. Ни в этом году, ни в следующем мы не планируем никакие закупки продукции УВЗ. Потому что РЖД больше вагоны не покупает. Мы создаем Вторую грузовую компанию, и вагонов у нас вообще не будет. Такова программа реформирования железнодорожного транспорта.


 
- И что же тут делать УВЗ?


 
- У УВЗ два варианта: либо они наконец-то прислушаются к тому, что им говорили о необходимости модернизации производства, либо их будущее очень печально.


 
- У них 60 млрд. долгов! На что им проводить модернизацию?


 
- Не я им создал эти долги. Я не спасательный круг. Мы на спецсовещании рассматривали вопрос эффективности деятельности УВЗ… В 10-ом году холдинг - не мы, подчеркиваю, а холдинг - собирается закупать большое количество подвижного состава. Но! Будет закупаться только тот подвижной состав, который соответствует нашим требованиям. Продукция УВЗ им не соответствует.


 
- И что теперь, закрывать завод?


 
- Я считаю, что это была бы катастрофа. Я считаю, что нет, это самый плохой вариант развития событий. Но, к сожалению, очень поздно… Поменяли руководство, и сейчас все на новое руководство вываливается. А вся эта проблема создавалась до того. И самая основная проблема заключается в том, что должна быть внятная программа реструктуризации долгов, модернизации…


 
- У нового руководства она есть?


 
- Нет. Но вы поймите, не я отвечаю за УВЗ. Я просто могу подсказать, что нужно делать, у меня другая зона ответственности. Я говорю о том, что мы не удовлетворены качеством производимого на УВЗ.


 
- А не специально ли вы все это говорите? Ведь есть же информация, что Якунин и Чемезов хотят довести завод до ручки, а потом по дешевке купить, разделив между собой гражданское и военное производство УВЗ…


 
- Это глупость! УВЗ мне не нужен. Абсолютно. А вот стране нужен сильный Уралвагонзавод. Что касается разделения военного производства и гражданского – это не моя компетенция. Я считаю, что УВЗ – системообразующий завод, это крупнейшее машиностроительное предприятие, производитель железнодорожной техники, если уж не в мире, то в стране точно. И задача заключается в том, чтобы этот завод перешел на новые технологии производства того подвижного состава, который сегодня требуется оператору.


 
- Сколько времени, по вашим прикидкам, нужно, чтобы эта модернизация произошла?


 
- При наличии программы – я думаю, что в три года точно можно все сделать. Это, конечно, не так (щелкает пальцами), и чтобы через три года все изменилось, надо со вчерашнего дня все это начинать. Эх…


 
- Получится?


 
- Хотелось бы верить. Это же все-таки Урал, с такими традициями (разводит широко руки).


 
 
Сергей Чемезов, гендиректор госкорпорации «Ростехнологии»: «А куда еще уходить 25 тысячам человек?»


 
- Сергей Викторович, как вы оцениваете ситуацию на Уралвагонзаводе?


 
- А я к нему не имею отношения.


 
- Но генеральный директор Олег Сиенко не скрывает, что вы помогли ему занять этот пост, вы знакомы, и при возникновении проблем он заверяет, что вы и ваша корпорация сможете помочь.


 
- Да, я способствовал назначению Сиенко. И немного знаю о ситуации на заводе – она очень сложная, сложная по объективным причинам.


 
- Вас и Владимира Якунина считают людьми, которые хотят разделить завод на две части, пользуясь его нынешним положением.


 
- Нет, это не так. Я не хочу разделения завода, поскольку производство гражданской продукции поддерживает в сложный момент те цеха, что заняты выполнением оборонного заказа, и наоборот – когда есть проблемы с гражданской продукцией, цеха оборонного заказа помогают гражданским. Это очень правильная схема.


 
- По информации профсоюза, 25 тыс. рабочих предприятия всю прошлую неделю сидели дома на 2/3 тарифа, потому что нет заказов…


 
- А куда им еще уходить? Домой только.


 
- В своем программном выступлении новый свердловский губернатор Александр Мишарин заявил о возобновлении работы по проекту особой зоны «Титановая долина».


 - Да, это наша идея.


 
- Но работы по ее созданию были остановлены.


 
- Объемы продаж упали, программы «Боинга» и «Эйрбаса» изменились. Только поэтому.


 
- Но есть надежда, что она будет создана.


 
- Конечно.


 
- Есть ли у корпорации планы по увеличению своего присутствия в Свердловской области?


 
- У нас и так там достаточно предприятий. Дайте разобраться с тем, что есть.


 
- Ходят разные слухи об ухудшении вашего отношения к директору «Русспецстали» Сергею Носову, о расторжении контракта с ним.


 
- Пока об этом речь не идет. У меня к нему замечаний нет.


 
 
Николай Винниченко, полпред президента РФ в УрФО:


 
- Полпредство следит за ситуацией на Уралвагонзаводе?


 
- Конечно, мы постоянно смотрим за положением дел на этом предприятии.


 
- Как вы оцениваете положение дел на прошлой неделе, когда 25 тыс. человек были отправлены по домам с сохранением 2/3 тарифа?


 
- Там ситуация очень не простая, связанная с техническими проблемами, с тем, что не успели вовремя присвоить номера вагонам. В ближайшее время проблема будет решена.


 
 
Андрей Ветлужских, председатель Федерации профсоюзов Свердловской области: «Людям нужны конкретные ответы»


- Больше всего работников Уралвагонзавода и профсоюз, как выразитель их мнения, беспокоит неизвестность. Людям нужны конкретные ответы на жизненно важные для них вопросы. Если они их не получают, то их недовольство вполне объяснимо и ожидаемо.


Будут ли каждый из них в 2010 г. работать на УВЗ? Если будет сохранен режим простоя, то сколько работников и каких категорий в нем будет находиться? Сохранятся ли при этом общественные работы? Если предусмотрены сокращения, то какие новые рабочие места под это будут создаваться Уралвагонзаводом, другими предприятиями города, администрацией Нижнего Тагила? Сколько конкретно и каких именно? Всем ли сокращенным хватит работы? Какие будут реализовываться программы поддержки малообеспеченных категорий сокращаемых работников (матерей-одиночек, людей с кредитами, той же молодежи и т.д.)?


Или все тревоги по поводу простоя и сокращений не имеют под собой основания? Может, людям не надо волноваться, вагонка в 2010 году войдет в докризисный режим и все заводчане продолжат работу на своем любимом, родном заводе? Тогда ответственные лица обязаны документально гарантировать это.


Работникам УВЗ понятно, что в стране - кризис. Им понятно, что нет спроса на продукцию завода. И люди вынуждены быть готовыми к тем или иным изменениям. Но они хотят быть уверенными, что и в случае этих изменений они будут способны содержать себя и свою семью. Я считаю, что именно исходя из этих потребностей тысяч работников УВЗ должны выстраиваться программы действий администрации государственного предприятия, каковым, напомню, является НПК «Уралвагонзавод», властей всех уровней, и, разумеется, профсоюза. Люди хотят ясности. Причем ясности с позитивным оттенком. И мы все (работодатель, государство, профсоюз) должны им это обеспечить.


Юрий Осинцев, заместитель министра регионального развития России:


- Мы включили Нижний Тагил в программу поддержки моногородов и будем работать с ними. Но та программа развития, которую пока демонстрирует городская администрация, - очень слабая. Ты же слышал, как я критиковал ее в Асбесте. Рассчитывал, что в Сочи привезут улучшенный вариант, но нет... Поговорил с нашим новым губернатором, Александр Сергеевич понимает проблему и готов ее решать. Со среды начнем разбираться. Пока все очень удручающе.



Вернуться к списку